Андрей Боярский:  «Дискриминация – болезненный  вопрос. Я расшатал на этом все свои нервы!» Персони 

Андрей Боярский: «Дискриминация – болезненный вопрос. Я расшатал на этом все свои нервы!»

Андрей Боярский в проекте «Портрет», где мы рассказываем истории обычных людей. О них редко пишут в СМИ. Каждый из наших героев обладает удивительной способностью мечтать и действовать. Их мечты воплощаются и становятся неотъемлемой частью жизни других людей. Большие дела состоят из маленьких шагов, которые наши герои делают каждый день. Для себя и для всех!

Андрей Боярский, председатель правления общественной организации инвалидов «Дорога Добра», считает, что доступная среда для людей с инвалидностью начинается там, где нет турникетов в общественных туалетах. Люди могут свободно передвигаться по улицам, работать, отдыхать и массово заниматься спортом.

Андрей Боярский

О себе:

Я родился и вырос в Одессе. Закончил строительную академию, а затем, уже будучи инвалидом, и педагогический университет – факультет физического воспитания. Хочу сказать, что за период инвалидности я сделал в своей жизни намного больше, чем до того.

Я стал инвалидом в 24 года. Я не люблю это выражение – «человек с инвалидностью». Если я инвалид и называю кого-то, в том числе и себя, инвалидом – это не должно быть обидно. Я называю вещи своими именами. Мои друзья это знают, и не обижаются. Это мнимая дискриминация.

О дискриминации:

Это болезненный вопрос. Я расшатал на этом все свои нервы.

Я лично столкнулся с тем, что меня уволили с работы по причине инвалидности. А если быть точным, из-за отсутствия доступности.

Я очень остро на все это реагирую. Иногда чувствую бессилие, когда приходится сталкиваться с бюрократией чиновников. Чиновник должен качественно выполнять свою работу, за это мы с вами платим ему зарплату, а не перекручивать законы и делать так, как ему выгодно.

Моя жена, в шутку, называет меня «гроза туалетов». Это из-за того, что я болезненно реагирую на отсутствие доступности в общественных туалетах. Это очень важно для инвалидов, когда во время прогулки или по своим делам, человек может нормально сходить в туалет. Можно сделать сколько угодно съездов и пандусов. И это нужно делать! Без доступных туалетов нельзя говорить о доступной инфраструктуре.

Возьмем, например, доступный туалет на трассе здоровья. Все. Отлично. Сделали. Отчитались. Недавно я там проезжал, заехал в этот самый туалет. В кабинке для людей с инвалидностью стоит топчан! Для массажа! (пауза) Человек на коляске туда не заедет. Это как? Даже если ОНИ считают, что «еще не сезон». ПОЧЕМУ ИМЕННО ЭТО ПОМЕЩЕНИЕ?

Вот, еще один случай. На Киевском рынке в туалете висит объявление большими буквами: «Льгот нет!» Знаете, как я поступаю в таких случаях? Говорю, окей, дайте мне чек. В 99% случаев мне говорят: «Проходите бесплатно». Я продолжаю настойчиво требовать чек. Тогда выясняется, что на данный момент «поломан кассовый аппарат», «закончилась бумага» и еще много разных причин, почему мне не могут выдать чек. Это меня всегда задевает. Несправедливость и желание урвать, начиная с людей, наделенных даже маленькой властью.

Это рынок, там огромная проходимость. Большая часть жителей района Таирово покупают там продукты. Что, среди них нет людей с инвалидностью? Есть. Почему туалет не доступный? Там высокие ступеньки, даже если человек на коляске с посторонней помощью поднимется по ним, заехать вовнутрь он все равно не сможет. Потому что ТАМ СТОИТ ТУРНИКЕТ!

Вот это – дискриминация! Вот это нужно убирать из нашей жизни.

О спортзале, который будет доступен для людей с инвалидностью:

Сколько себя помню, я всегда занимался спортом. После травмы – это был баскетбол. У меня были хорошие перспективы. Я был и игроком, и тренером, кандидатом в сборную Украины по баскетболу среди колясочников.

Андрей Боярский

К сожалению, Инваспорт в Украине связан с коррупцией. Там есть «свои» и есть «чужие». Например, тренер харьковской команды одновременно тренировал сборную Украины. Он подтягивал в команду своих, иногда, не самых перспективных игроков. В итоге, талантливым спортсменам из других регионов вход в сборную был закрыт.

Но, дело не в этом. У меня наступил такой период в жизни, что я уже не готов ездить на сборы и соревнования. Сейчас, я работаю в качестве тренера с детьми и взрослыми с инвалидностью. У меня семья, жена и двое детей, я должен их кормить.

Сегодня у меня нет стабильного заработка. Занимаюсь мелким бизнесом «купи – продай». А хочется заниматься любимым делом, моя профессия – это физическое воспитание, и получать за это деньги.

Андрей Боярский

Иногда я берусь тренировать здоровых людей за деньги. Они видят результат и готовы оплачивать мои услуги. Но, тут возникает огромная проблема.

Сегодня, в Одессе нет зала, доступного для людей с инвалидностью.

 Это создает определенные сложности. Если у меня сломается протез, я не смогу полноценно работать с учениками. Люди теряют возможность регулярно заниматься спортом, а я теряю возможность не только зарабатывать деньги, но и помогать реабилитации людей с инвалидностью.

Я поставил себе цель – добиться, чтобы в нашем городе появился спортивный зал, доступный для всех, чтобы люди массово могли заниматься спортом. Жаль, что руководство города, в очередной раз, дает этому проекту задний ход. Нам нужно помещение, где будет сделан соответствующий ремонт, созданы условия, обеспечивающие доступность. На это нужны средства. Далее мы планируем выйти на полное самообеспечение, за счет коммерческого времени. Плюс, это – дополнительные рабочие места для инвалидов.

Наша организация «Дорога Добра» выиграла социальный заказ, связанный со спортом. Это очень хорошие перспективы для развития организации. Нам выделят средства на закупку тренажеров. Есть помещение. Проблема в том, что необходимы огромные средства, чтобы сделать там ремонт, а на это денег пока не дают. Мы пытаемся найти инвесторов. Пока, с этим сложно.

Я не люблю говорить о политике, по целому ряду причин. Я привык судить о людях по поступкам.

С чиновниками сложно работать, я об этом уже говорил. Бюрократия, неправильная трактовка законодательных и нормативных актов. Невыполненные обещания.

Если от городских властей, мы можем добиться понимания и, пусть небольших, но результатов в плане улучшения качества жизни инвалидов, то областные власти делают вид, что инвалидов вообще не существует.

Сегодня, в рамках областной программы социальной защиты, выделили 53 миллиона на борьбу с наркоманией, туберкулезом и ВИЧ инфекцией. Все! Хотелось бы задать вопрос депутатам областного совета: «Остальные категории в соцзащите не нуждаются?».

Сейчас областной комитет доступности, вроде бы, возобновил свою работу. Но, на организацию его полноценной работы понадобится много времени.

Работу областного комитета доступности курирует первый заместитель губернатора. На первый взгляд, он достаточно компетентен. Дал какие-то распоряжения, но, на сегодняшний день, все очень расплывчато.

Идея: ГО «Рівноправне суспільство»

Написала: Екатерина Орел

Фото: из архива Андрея Боярского

«Студія і» благодарит Светлану Рожко за оказание помощи в подготовке этого материла.

Читайте також

Залишити коментар