Евгений Редька: не хочу, чтобы моя семья страдала от оккупантов Персони 

Евгений Редька: не хочу, чтобы моя семья страдала от оккупантов

Для большинства украинцев война на Донбассе — ежедневные сухие сводки из штаба, подправленные в интересах государства, зачесанные в ровный пробор стандартных фраз о количестве обстрелов, погибших и раненных. За четыре года чувства притупились. Этот конфликт, безжалостно уносящий жизни, стал частью нашей действительности. Безусловно, темной ее стороной, но уже не такой шокирующей. Не смотря на отчаянные попытки ее не замечать, война на востоке Украины продолжается.

«Студія і» публикует серию бесед с раненными бойцами АТО, которые проходят лечение в Одесском военном госпитале.

Нам всем это нужно, ведь о Первой мировой мы  узнали из текстов ее солдат Хемингуэя и Ремарка много больше, чем из научных статей и учебников. Об этом можно спорить, но у каждого свое понимание важного.

Для наших собеседников война на Донбассе — часть жизни, фрагмент личной истории. В этой войне они не статисты. Они ее плоть и кровь, ее правда.

Наш следующий герой Евгений Редька. Он немного стеснительный. Немногословен. Не привык говорить о себе. У него тихий ровный голос и глаза человека, который пережил физическую боль. Много боли.

О себе:

Я родом из Запорожья. До войны пять с половиной лет проработал в исправительной колонии младшим инспектором отдела надзора и безопасности. Пришла повестка, я пошел на войну.

В АТО попал по мобилизации. Повестка пришла в пятнадцатом году. Мы поехали на Николаевский полигон Широкий Лан. Оттуда зашли в зону АТО в апреле 2015-го года. Так началась моя служба. Попал в 23 батальон 56 бригады. Был командиром отделения саперного взвода.

Мысли откосить не было. Я не из таких, кто будет платить деньги, отмазываться, бегать, прятаться. Я таких людей не понимаю. Если уже пришла повестка, значит – надо идти служить, а не прятаться под мамкиными юбками.

Евгений Редька: Не хочу, чтобы моя семья страдала от оккупантов

О войне:

В АТО служил сначала в Новоселовке Второй, Гнутово, Павлополе. Были под обстрелами под Коминтерново. Было очень много боевых крещений, боевых выходов. В разведку ходили, минировали поля. Все это вспоминаю, как обычные дни.

В мои обязанности входило минирование и разминирование. Я прошел специальные двухнедельные курсы в Краматорске. Там были преподаватели из Камянца Подольского из Центра разминирования (Центр разминирования ГУ оперативного обеспечения ЗСУ – ред.). Они нам преподавали саперное дело. Получил корочку – и вперед делать свою работу.

Когда ехал на войну страха не было. Не было ничего. Хотя, говорят, что не боится только дурак и у страха глаза велики. Может быть.

Горячее всего было под Гнутовым и Павлополем. Стреляли с трех ночи до десяти утра. Ничего особенного о пребывании в АТО вспомнить не могу. Просто будни. Только война, война, война. И все. В быту ничего сложного не было. Но, домой хотел постоянно.

О мотивации:

Дома остались мама и папа. Когда пошел служить, они к этому нормально отнеслись. Согласились, что нужно защищать родную Украину. Не власть, которая там сидит, а свои семьи.

Я нашей власти не доверяю. Она мне не нравится. Ее нужно снимать. Если бы Путин с Порошенком перестали на войне зарабатывать, она бы закончилась за один день. Это не от нас, простых людей, зависит, а от власть имущих. Это не наша вина. Власти нужно подружиться с головой и не отмывать деньги на таких, как мы.

Евгений Редька: Не хочу, чтобы моя семья страдала от оккупантов

О ранении:

Ранение получил в 2016 году при разминировании противотанковой мины. Взорвалась в лицо. Может, зацепил что-то не то. Говорят, что она была на механизме замедленного действия. Я много сепаратистам рога крутил, может, они на меня и открыли охоту (смеется).

Меня еще ждет две операции: пластика и удаление катаракты. Реабилитации не будет.

Если отмотать время назад, я бы все равно поехал в АТО. Такой уж я есть. Не хочу, чтобы моя семья страдала от оккупантов.

ЗАПИСАЛА: КАТЕРИНА ЛАЗАНЮК

Читайте також

Залишити коментар