Одесса Наума Рашковецкого ВИДЕО блоги 

Одесса Наума Рашковецкого ВИДЕО

Одесский писатель Наум РАШКОВЕЦКИЙ рассказал о старой Одессе, эвакуацию еврейского населения  во время войны, и вспомнил, как это — выжить благодаря галошам. ЭКСКЛЮЗИВНО для Студія і.

В самом центре Одессы, по улице Пушкинской, в старинном доме напротив Думской площади и легендарного оперного, живет необычный человек. Наум Семенович Рашковецкий — проектировщик, писатель,  старожил Одессы. Мы встречаемся в его маленькой квартире, среди книг, лекарств, воспоминаний.

Наум РАШКОВЕЦКИЙ проектировщик, писатель

Я родился в Одессе,коренной одессит, знаю что мой дедушка который был когда то раскулачен, ипереехал с семьей в Одессу, и знаю что он похоронен на Еврейском  кладбище, и я встречаю всегда его могилу исмотрю за ней.  Он был богатый, а папабыл бедный. Получилось, что папа в первую войну попал  в плен к мадярам, там несколько лет работална конюшне. Потом переехал в Одессу, мама богатая была, и мой дедушка былучастник войны, и евреям разрешали заниматься землей, обычные евреи не имелиправа жить в России, погромы устраивали. Короче говоря, в этой семье было двое,он Симонович, я Семенович, потому что мне когда выписывали метрику, мамесказали вы что – 21 декабря, — а вы Симонович, вспомнили Симона Петлюру, я вамзапишу что он  Семенович. Так иполучилось, брат – Симонович. А я Семенович»(Смеется).

Бедная еврейская семья жила на тогдашней улице Чижикова 32, напротив стадиона «Спартак». Там и прошло детство маленького Наума.  В сталинские времена отца посадили в тюрьму, позже наказание заменили на принудительные работы на станкостроительном заводе. Благодаря этому заводу семья эвакуировались в Башкирию. Поэтому и выжили, говорит Наум Семенович, — в Одессе еврейское население фашисты уничтожили.

«Евреи делились не по нациям, а поимущественному состоянию. У нас не было много богатых. По парадному жилаКипнис, богатая. А внизу товарищи были, Сережа Марченко и Боря Иванов, бедныйтакой как я. И когда пришли немцы, всех евреев убили. И когда мы приехали послеэвакуации в Одессу, там не осталось никого, кто б остался в живых», -вспоминает Наум Семенович.

В эвакуации семья натерпелась лишений. Приехали в суровую зиму, без одежды и еды, в поисках крова над головой, переехали из Башкирии в Ташкент. Там Наум, еще школьник, заработал первые деньги. Этот удивительный случай запомнился мальчику на всю жизнь.

«До войны закончил 6классов в украинской школе, в 1948 – мы с голоду умирали. Так: карточка 400 гхлеба и ничего. Денег нет. Брата забрали в армию. Пришел один старик к хозяйкевечером. И говорил, он клеит галоши. Там хозяйка русская была, собрала всесапоги резиновые, там галоши носят летом и зимою. Он меня посадил возле себя, намаленьком столике, значит, коптилка, — керосиновая лампа это была роскошь, — ион всю ночь клеил галоши и мне рассказывал библейские истории. ИосифПрекрасный, как там продали его в Африку, в Египет… Утром я говорю: мама, пойди купи мне клей и я попробую клеитьгалоши. Она купила клей и рашпиль, пошла к соседу узбеку,говори: мой сын умеетклеит галоши.  И  он дал резиновые сапоги, где совсем стертыеподошвы. Ну там камеры валялись на улице, я вырезал, почистил, клею – неклеится. К вечеру я «додул», что нужно чтоб оно высохло.  Я сам ножик сделал такой искусственный, приклеил,обрезал красиво. Мама отнесла и он дал такую тарелочку с кукурузной мукой ! Этобыл мой первый заработок в жизни. И эти галоши спасли нам жизнь. Я клеил галошии зарабатывал деньги».

После войны Наум с мамой вернулись в Одессу. Изобретательские способности предрешили профессию Наума Рашковецкого.  43 года жизни он отдал работе в проектировочном институте, даже самостоятельно составил справочник для проектирования стальных конструкций, которым многие годы пользовались проектные институты СССР.  Наум Семенович проектировал большие заводы «Цетролит», «Продмаш», «ОЗПС», — который на то время производил уникальные сверхточные станки. Но время ни один из них не пощадило.

Сейчас заслуженный одессит живет в квартире в 26 метров, которую время от времени подтапливают соседи. 90 лет дают о себе знать, — Наум Семенович болеет, и все реже выходит на улицу.  У него сложные  отношения с еврейством, он критикует современную власть, волнуется из-за войны на Донбассе, и тоскует за старой Одессой.

В зрелом возрасте Наум Семенович неожиданно начал писать. Рассказы и воспоминания легли в основу изданий «Поздние дети»  и «На Дерибассовской возле Европы». Первое издание, 300 экземпляров почти все раздарил, говорит, хорошим людям .

Крепкая память и светлый ум – Наум Семенович ценит тех, кто его читает и слышит. Главное, считает,  – не выяснять, кто прав, а кто виноват, ведь истина бывает только одна. Как и старая Одесса, — той, которой она осталась, в книгах Наума Рашковецкого.

Автор:  Оксана Поднебесная

Читайте також

Залишити коментар